КАК ОБРЕСТИ ТАЛАНТ И ПОТЕРЯТЬ ГЕНИАЛЬНОСТЬ (Невыдуманные истории психологии футбола)


До матчей Кубка Конфедерации остается чуть больше недели. До матчей футбольного чемпионата мира, впервые проводимого на полях России – год. У тренерского состава и всех российских футболистов еще есть время для исправления ошибок и повышения уровня как индивидуального, так и командного мастерства. Именно в это время мы решили начать публикацию статей на тему, которая редко затрагивается маститыми журналистами, футбольными комментаторами и тренерами. Эта «золушка» футбольной прессы носит скромное имя – ПСИХОЛОГИЯ ФУТБОЛА.

На наш взгляд, скромность излишняя, поскольку никто в мире сегодня не может отрицать очевидного – психология является не менее важным компонентом футбольной деятельности как отдельных игроков, так особенно команды в целом, как тактика, техника и физическая готовность.

Писать о футбольной психологии занятие не простое. Можно конечно излагать научные концепции общей и социальной психологии применительно к футбольной деятельности. Но это вряд ли вызовет интерес читателей. Поэтому мы избрали другой подход. Он заключается в том, что мы будем описывать реальные жизненные истории футболистов, в которых отражено действие конкретных психологических факторов.

Безусловно, нам не избежать и упоминания некоторых диагностических и коррекционных приемов, использованных психологами для оказания помощи отдельным игрокам и команде в целом. Но если у врачей есть понятие «врачебной тайны», то у психологов понятие «тайны клиента» усилено вдвойне. Поэтому мы не станем называть в своих статьях фамилий и имен футболистов, а также названий футбольных клубов, реальные истории психологической работы с которыми нашли отражение в наших статьях.

Первые статьи будут посвящены психологическим проблемам отдельных футболистов. Затем мы перейдем к изложению историй психологических проблем командной деятельности. Итак, начнем.

Первая статья посвящена истории нападающего «Х», быстро обнаружившего талант, но затем утратившего темп и направление развития таланта.

«Х» еще в детстве обнаружил хорошие психомоторные задатки. Это позволяло ему легко жонглировать мячом, быстро двигаться с мячом, не контролируя глазами контакт с мячом. Юношу заметили футбольные агенты и представили его тренерам команды мастеров. С тренерами молодому человеку «Х» поначалу также повезло. Они не стали мариновать его на скамейке запасных, а сразу же предоставили шанс проявить себя во взрослых футбольных баталиях. В большинстве подобных случаев бывает так, что молодые одаренные футболисты не выдерживают обрушившейся на них ответственности. Начинают упрощать привычные для них технические приемы и становятся одними из множества среднячков, постепенно выпадая из состава. С футболистом «Х» все было не так. И причиной этому стал счастливый случай. Команда, доверившая молодому игроку ответственную роль в атакующей схеме игры, имела в своем составе опытного лидера из числа легионеров, сумевшего до приезда в Россию, получить многолетний опыт игры в ведущих европейских чемпионатах. Этот легионер, назовем его условно «Y», был из той редкой породы мастеров, которая на закате карьеры приезжает в Россию только за тем, чтобы заработать деньги, не обращая внимания на качество игры. Нет, «Y» стремился не только честно отрабатывать свой «хлеб», высоко держа марку европейского футбола. Он старался еще решать и сверхзадачу – оказать помощь в становлении молодых партнеров нового коллектива. Именно «Y» подметил знаковые психофизиологические особенности молодого игрока «Х» и начал создавать на поле ситуации, не только требующие специальной активности «Х», но и позволяющие «Х» раскрыть лучшие стороны своего таланта. Так, например, «Y», разгоняя атаку, направлял пас игроку «Х» не прямо в ноги и не в отрыв. Он всегда давал мяч в «недопас» на свободное пространство. «Х», чтобы овладеть таким мячом был обязан каждый раз выбегать навстречу мячу, летящему в его направлении. Будь «Х» технически неспособным укротить такой мяч одним касанием, «Y» наверняка делал бы пас по-другому. Читатель может возразить: «Но при таких пасах есть большой риск совершить «обрез» (перехват паса соперником) и организовать опасную контратаку на свои ворота». Да есть. Но, во-первых, «Y» еще на тренировках отметил у «Х» наличие такого важного психологического качества, как «распределяемость внимания», поэтому знал, что «Х» не «проспит» момент паса. Во-вторых, «Y» отметил наличие у «Х» развитого пространственного воображения, являющегося одним из условий развития футбольного интеллекта. И частое повторение эпизодов игры с пасом в недодачу развивало футбольный интеллект. В-третьих, «Y», несмотря на свой возраст и свой статус в команде, отдавая такой пас молодому игроку «Х», всегда был готов подстраховать «Х» в случае нерасторопности последнего и угрозы перехвата мяча соперником. Казалось бы, зачем игреку совершать лишнюю работу на поле? Но он ее совершал, создавая благоприятнейшие условия для раскрытия таланта «Х».

Немудрено, что через некоторое время «Х» предстал перед тренерами, журналистами и болельщиками в образе удивительного молодого таланта, способного «внезапно» менять направление атаки, открываясь в самых неожиданных для защитников точках поля, ломать привычные схемы защиты соперника и выводить на завершающие удары партнеров по команде, либо завершать голевые комбинации лично.

Футбольные агенты наперебой расхваливали таланты «Х» и, наконец, добились продажи его в один из самых богатых клубов страны. И вот здесь оказалось, что талантливость «Х» еще не стала «гениальностью». Рядом с «Х» уже не было негласного наставника в лице «Y». Партнеры по новой команде играли в «свою» игру и ждали от «Х» удачного подыгрыша их маневрам. Тренеры не решились сразу же поставить «Х» на привычное для него место, передвигая действовавших там «старожилов» команды. Иксу отдавали места временно отсутствующих футболистов. Соответственно менялись и игровые роли «Х». Молодой футболист с еще несформировавшимся до конца игровым интеллектом, находящимся в стадии становления эмоционально-волевым статусом, стал совершать невынужденные ошибки на поле. Это уже на бессознательном уровне включило компенсаторные психологические механизмы защиты, которые упрощали действия футболиста. И чем больше было таких упрощений, тем предсказуемее стало поведение игрока для соперников. Тем ниже становился уровень включенности игрока в футбольную деятельность команды.

Вместо того, что понять причины такого «перерождения» талантливого футболиста и призвать на помощь психолога, на футболиста «Х» обрушился поток критики. Она звучала со всех сторон. И со стороны тренерского состава, и со стороны журналистов, и со стороны болельщиков. Футболисту вменяли в вину и то, к чему лично он не был причастен. Например, о нем говорилось, что он, получая «огромные деньги» не желает их отрабатывать на поле, не совершенствуется в процессе тренировок. Это не только не поддерживало, но разрушало психологическую структуру индивидуальной футбольной деятельности «Х». Традиционные психологические защиты не срабатывали и случилось то, что всегда случается в таких случаях: попытка компенсации глубинного психологического срыва приемом наиболее доступных допингов (алкоголя).

Мы пробивались к футболисту «Х» сквозь мощнейшие барьеры агентов, менеджеров и тренеров. И когда сумели встретиться с ним, он был на грани полнейшего отчаяния, грозившего самым страшным. Поскольку «Х», как и многие люди в нашей стране, не понимал функциональных возможностей психолога, отождествляя работу последнего с работой психиатра, мы вынуждены были вначале работать «под чужим флагом» (просто любителей футбола). Это удлиняло сроки психологической реабилитации. Приходилось проводить скрытое внушение, частично подобное вариантам эриксоновского гипноза. Но «Париж стоял мессы». Футболист «Х» начал постепенно обретать утраченные навыки тонко мыслящего игрока. Конечно, жаль, что рядом с ним нет сегодня игрока «Y», завершившего свою футбольную карьеру. Нет и российского тренера, понимающего хотя бы на уровне общих ментальных установок футбольный интеллект игрока. Все это, бесспорно, не способствует развитию таланта. Тем более не способствует превращению таланта в гениальность. Психолог в меру возможности продолжить встречи с «Х» поможет повысить уровень индивидуальной психологической структуры футбольной деятельности, Однако для того, чтобы «Х» стал «звездой» российского футбола, такой же психолог должен работать в штате клуба и помогать главному тренеру формировать психологическую структуру командной деятельности.


Научно-исследовательский Институт проблем социального управления

603155, Россия, Нижний Новгород,

ул. Большая Печёрская, д. 49, оф. 5

© 2017 - 2020 Научно-исследовательский Институт проблем социального управления

  • Facebook Social Icon

+7 (831) 230-84-00