«Большая сделка»: мифы и реальность


После избрания Трампа, и в особенности в свете целого ряда заявлений 45-го Президента США по внешней политике, в кругах экспертов и политологов по обе стороны Атлантики активно заговорили о «Большой сделке» между Российской Федерацией и США. Правда, уже сам термин «Большая сделка» намекает не только на некие глобальные договоренности, но и на их непубличный и, возможно, неофициальный характер. Всё это позволяет разыграться фантазиям пишущих на эту тему, не особо «заморачиваясь» соотнесением с реальностью.

По настоящему «Большая сделка» между Россией и США сегодня невозможна. Невозможна в том формате, о котором говорит большинство экспертов и политологов, просто потому, что противоречия двух стран носят не индивидуальный, а глобальный характер. Постепенно нараставший с 2007 года конфликт интересов имеет не внутреннюю, а внешнюю природу и связан с борьбой национальных и мировых элит вокруг различных вариаций того «проекта будущего», который постепенно вырисовывается в рамках развития технологий, методов социального управления, экономических и идеологических парадигм.

США. Безусловный «игрок № 1» в сложившейся геополитической реальности. Это лидерство основано на «трёх китах»: военно-технологическом превосходстве, эмиссионном центре всеобщего эквивалента стоимости – доллара и доминирующем культурно-идеологическом положении. Американская элита, контролирующая эти три ресурса, отнюдь не монолитна, и имеет несколько вариантов «проекта будущего». В результате сегодня мы наблюдаем острый внутриэлитный и внутриполитический конфликт в США, который не просто затрагивает интересы других государств и их элит, но и во многом зависит от их позиции.

По «большому счету», внутри-американский конфликт разворачивается между либералами, являющимися максималистами и космополитами, и консерваторами, выступающими с позиций постепенного достижения тех же, в принципе, целей. И это крайне важно.

Позиция либералов-максималистов выглядит примерно так: используя наличествующее превосходство, то есть обозначенных выше «трех китов», и, используя глобальный финансово-экономический кризис, завершить процесс глобализации, проведя переформатирование мира максимально жестко и быстро, поставив противостоящие группы национальных и мировых элит «перед фактом» и определив их будущее положение в иерархии «сверху», в директивном порядке.

Позиция консерваторов, чьим ставленником является Трамп, и проще, и сложней одновременно. Кроме того, она более реалистична и менее идеологизирована. Эта элитарная группа ориентирована на постепенный переход к «новому мировому порядку» через сохранение государственности США в качестве базы. Именно для этого необходимо, во-первых, сохранить военно-технологическое доминирование. Во-вторых, сформировать новую ресурсную базу и обеспечить, на новой основе, сохранение доллара в качестве мирового эквивалента стоимости. И, в третьих, сохранить культурно-идеологическое лидерство, пусть даже за счет отказа от части положений, кажущихся «несвоевременными» оппонентам.

Фактически, линия американских консерваторов, стоящих за Трампом, сохраняет либеральный вектор глобализации, внося в него те коррективы, которые призваны обеспечить в будущем доминирующее положение именно этой элитарной группе. Эта элитная группа опирается на традиционный американский электорат и, в целом, более «локальна». Именно отсюда и её готовность к пересмотру действующих межэлитных отношений, и возможность заключения «союзов» с национальными, по факту, элитами части государств, в том числе, России.

Тем более что, сегодня союзниками США стоит называть не Германию, Францию, Японию или Великобританию, а скорее Польшу, прибалтийские государства постсоветского пространства, Тайвань, Австралию, Канаду и т.п. Хотя бы потому, что в «старой Европе» сохранились элиты, которые также не удовлетворены собственным местом в том «проекте будущего», который «даруют» им рамки либеральной версии «нового мирового порядка». Обострившиеся внутри европейские и внутри арабские противоречия, есть прямое свидетельство этого процесса.

Российская Федерация. Самостоятельный игрок только условно, так как является частью консенсуса национальных и мировых элит целого пула государств. Роль РФ не стоит ни преуменьшать, ни преувеличивать. Во-первых, на ближайшие 10 – 15 лет, Российская Федерация остается единственным государством мира, способным нанести неприемлемый ущерб США в случае прямого ядерного конфликта. Во-вторых, и примерно на тот же период времени, Россия остается главным источником научно-технических разработок, которые сегодня самостоятельно могут быть реализованы на отечественной производственно-технологической базе лишь частично, однако сохраняют потенциальную опасность для США в случае трансферта технологий странам – партнерам по коалиции. И, в третьих, и примерно на тот же период, Российская Федерация сохранит свой статус главного ресурсно-сырьевого источника для противоборствующего блока государств и их элит.

Страны – участники «блока», который вступил в борьбу за свое место в «новом мире», обладают совокупными возможностями, мало уступающими США и их союзникам. Китай – «сборочная фабрика мира», до сих пор успешно делящая это звание с более молодыми неоколониальными государствами: Бангладеш, Вьетнамом, Филиппинами, Таиландом, Индонезией и т.п. Кроме того, наследник СССР в борьбе за сырьевые ресурсы Африки и части государств Латинской Америки. Борьба за влияние на этих территориях, кстати, уже развернулась именно между США и Китаем. Индия – прямой конкурент Китая в перспективе стать новой «мировой фабрикой». Бразилия и Аргентина – как лидеры аналогичного «мирового конвейера» на американском континенте. Иран и Турция – как претенденты на лидерство в регионе Ближнего Востока и части Северной Африки. Страны Восточной Европы, оказавшиеся в результате вхождения в ЕС в качестве «приживалок» при «богатых родственниках».

Именно на основе этих противоречий выстраивает свою внешнюю политику Российская Федерация, защищая, в первую очередь, интересы собственных элит и источников их благополучия. Роль России абсолютна в рамках этого союза, и пока не подлежит сомнению, опять же, на ближайшие 10 – 15 лет, пока мы сохраняем свое военно-техническое положение лидера атомных и ракетно-космических технологий. Утрата этих компетенций и ресурса приведет к тому, что наша страна и её элиты окажутся объектом, а не субъектом мировой геополитики.

«Блоки». Это формальные и неформальные группы стран, которые или объединены, либо формально не объединены в союзы. Но их элиты или национальные интересы тесно взаимосвязаны между собой и предполагают компромиссы в рамках борьбы за «место под солнцем». Большинство этих «блоков» нестабильны, имеют внутренние противоречия и конкуренцию, а что самое сложное, тесно «завязаны» экономическими и геополитическими интересами с государствами из других союзов.

США – это «штаб-квартира» и база одновременно двух элитарных групп. Здесь, и в политике, и в экономике переплелись интересы тех, кто видит мир космополитичными и глобальным уже сегодня и тех, кто не готов расстаться с США как государственным образованием, обеспечивающим базу для мирового доминирования. Так же, как и у Британской империи конца XIX века, у США нет союзников, а есть интересы. И в первую очередь, это связано не с особой «англо-саксонской» логикой, а реальным потенциалом и возможностями. Делиться любой «частичкой» мирового влияния элиты США будут готовы исключительно под влиянием «непреодолимых» обстоятельств, а не по доброй воле.

НАТО – сегодня, это союз, имеющий два основных предназначения. Во-первых, это важнейший инструмент США по чисто военному давлению на Российскую Федерацию как основную военную составляющую противостоящего союза. Во-вторых, это инструмент воздействия на Европейский Союз и его членов, противодействующий перспективам социально-экономического и политического сотрудничества стран континентальной Европы с потенциальными конкурентами США. Например, именно Северо-Атлантический альянс является одной их основных сил, блокирующих перспективу Европы «от Лиссабона до Владивостока», способной обеспечить Европейский Союз сырьевой базой, рынками сбыта и военно-технологической мощью, превосходящей США.

ШОС. Формально, «декоративный» союз государств, имеющих огромное количество внутренних противоречий. Однако, вызывающий вполне оправданные опасения в США и ЕС. Причина проста, до банальности. Вся сумма внутренних противоречий государств ШОС «не играет» никакой роли в борьбе элит этих государств за место в будущем мироустройстве. Этот союз начнет разваливаться только тогда, когда национальным элитам отдельных государств – участников начнут предлагать возможность вхождения в мировую элиту. И то не факт, ибо тех, кто утратит поддержку ШОС, могут и «кинуть», а вот обойтись подобным образом с элитами государств – членов организации будет намного сложнее. Именно поэтому сегодня ШОС включает, например, государства, имеющие не просто противоречия, но и территориальные претензии друг к другу.

«Де факто», сегодня ШОС – это союз государств, чье место и роль в «новом мировом порядке» ещё не определена и чьи элиты с одной стороны, конкурируют за свое будущее положение между собой, а с другой, осознают бесперспективность индивидуальной, то есть с опорой исключительно на собственные ресурсы, борьбы. Предшествующие уроки политики колониализма и неоколониализма, в том числе господства транснациональных корпораций, оказались усвоены элитами «развивающихся» стран. В качестве предположения – внешняя зыбкость и нестабильность ШОС имеет «внутренний стержень», по своим прочностным качествам не уступающий другим союзам. Кстати, если кто не заметил, вхождение в ШОС Индии и Пакистана означает, что их уже существующий конфликт будет изначально, на «0» уровне, решаться именно в рамках ШОС, без официального привлечения внешних «игроков».

Европейский Союз. Сегодня, это центр либерального глобализма. В качестве основных ресурсов можно считать второй по значимости эмиссионный центр («евро»), научно-технологическое лидерство и, попытку перехватить культурно-идеологическое лидерство у США. Кроме того, сегодня именно ЕС является источником экономических инициатив, крайне востребованных «противоборствующей» стороной. Это «свободная торговля», «зеленая экономика» и «финансовый либерализм» - которые, формально и с определенными ограничениями, приветствуют страны «третьего мира», подсевшие на эту «иглу» и не способные перестроить свои экономики «под протекционизм» с необходимой скоростью. Одновременно, этот «центр силы» фактически лишен собственно военной силы, так как НАТО контролируется исключительно США, и служит их интересам.

Как результат, сегодня противоречия внутри Северо-Атлантического альянса таковы, что позволяют говорить о «двух» НАТО. Первое – условно, американо-польское, то есть выражающее геостратегические интересы США и «крышуемых» ими внутри ЕС. И второе, франко-германское, действующее в интересах этого альянса, и явно не заинтересованное в сохранении антироссийской направленности.

Пример? Американские ПРО в Европе. Их размещение приветствовали и позволили на своей территории исключительно «прикормленные» Восточно-Европейские государства, чьи элиты полностью контролируются США. Западно-Европейские элиты государств франко-германского альянса отнюдь не в восторге от того, что соседние (а в рамках Европы это даже не сотни, а десятки километров) территории оказались в результате в числе основных точек нанесения ядерного удара со стороны Российской Федерации.

В целом, ЕС сегодня оказался заложником собственной ультра-либеральной идеологии и аналогичной экономической стратегии. ЕС конкретно «играют» оппонирующие стороны, что уже ощущает на себе европейский истеблишмент, неся финансово-экономические потери и, одновременно, пытаясь нащупать «дно» собственного геополитического влияния, чтобы «оттолкнуться» и «всплыть». В аналогичном положении и Великобритания, чей проект возрождения новой Британской империи наталкивается не только на противодействие со стороны ЕС или государств ШОС, но и США, при всей формальной благожелательности Трампа британским инициативам и амбициям.

А нам то что? Как это ни парадоксально, борьба национальных элит за свое положение в будущем мироустройстве прямо касается и населения подконтрольных им территорий. Любая национальная элита, закрепившая свое место и положение в глобальном мироустройстве, «кровно» заинтересована в поддержании стабильного уровня материально-экономического благополучия на «контролируемой» территории. Ибо именно эта территория и её население оказываются основной ресурсной базой, обеспечивающей положение данной элитной группы в рамках «нового мирового порядка». И никак иначе.

Сегодня Российская Федерация занимает одно из лидирующих мест в блоке государств, чьи элиты борются за свое место, и положение своих стран, в новом мироустройстве. Занимает благодаря «недорастраченному» наследию СССР. Вся совокупность «советского наследия», от ядерного потенциала до «соотечественников» в близлежащих государствах, позволяющая формально вмешиваться в политические процессы на сопредельных территориях, это инструменты, утрата которых приведет к низведению страны на несколько уровней ниже.

Кажется, эта статья была посвящена перспективе «Большой сделки» между РФ и США? Расклад сил и интересов показывает, что возможно, причем независимо от того, кто у власти в США и отдельных странах ЕС, достижение лишь локальных соглашений. Невозможна «Большая сделка». Просто потому, что сегодня ни элиты США не способны гарантировать российским элитам и населению включение в «золотой миллиард», особенно при наличии собственных внутренних проблем и конфликтов.

Что необходимо участникам «игры»? Американские элиты, как либеральные, так и консервативные, хотят одного – ликвидации ядерной угрозы со стороны России, то есть основного «инструмента» защиты её интересов. Всё остальное – «фантики». Просто потому, что единственным реальным ресурсом РФ и её элит, обеспечивающим им некоторый уровень неприкосновенности и позволяющим участвовать в «торгах» вокруг глобального «проекта будущего» является ядерно-космический потенциал. И его сокращение, о чем говорил Обама и уже успел «заикнуться» Трамп, отнюдь не соответствуют ни национальным, ни элитным интересам.

Россия требует, именно так, в жесткой форме глагола – «требует», свое место в «золотом миллиарде» для собственных элит, плюс аналогичного положения страны и её населения, как ресурсной базы этих элит. При этом требует не единоличного места, а так сказать, в «консорциуме». Этот консорциум не прихоть, а попытка обеспечить равноправный и «эквивалентный» характер сделки. Ну и добиться гарантий её соблюдения в некоторой временной перспективе. Ибо попытка заключить подобную сделку между элитой бывшего СССР и противостоящими элитами «Запада» уже предпринималась в конце 80-х – начале 90-х гг. прошлого века. В итоге – «кинули»….

Так что «Большая сделка» сегодня – это фейк, которым кормят экспертно-политологическое сообщество. Она невозможна, так как основные интересы РФ и США, а также их элит, лежат в диаметрально противоположных плоскостях. Мы не готовы отказаться или даже приуменьшить роль своего единственного ресурса, способного «охладить» пыл наших американских «партнеров». США – пока не разобрались с положением собственных элит и элит союзников, и не способны сделать предложение, от которого «невозможно отказаться». И до победы вполне конкретного «проекта будущего» и достижения элитного соглашения вокруг этого проекта, никакая «Большая сделка» невозможна. Ну, а по достижении консенсуса – возможно, утратит актуальность…


Научно-исследовательский Институт проблем социального управления

603155, Россия, Нижний Новгород,

ул. Большая Печёрская, д. 49, оф. 5

© 2017 - 2020 Научно-исследовательский Институт проблем социального управления

  • Facebook Social Icon

+7 (831) 230-84-00