У НЕОБЪЯСНИМОГО ЕСТЬ АДРЕС (невыдуманные истории психологии футбола)


Четвертый тур чемпионата России по футболу был расцвечен яркими сюжетными красками. При этом, они были настолько яркими, что ослепили сознание многих футбольных экспертов, не сумевших внятно объяснить причин происходившего на футбольных полях.

Одни из экспертов связывали эти причины с грубыми погрешностями в технической подготовке игроков. Но разве всем не было известно, что в российской премьер-лиге, несмотря на обилие иностранных футболистов, играют отнюдь не Месси, Неймары и Карвалью?

Другие эксперты, объясняли произошедшее усталостью игроков сборной России, не получивших привычных летних отпусков, из-за занятости в играх Кубка Конфедераций. Но почему же тогда одинаково сыграли и команды, не имеющие в своих составах игроков, задействованных в летних играх Кубка Конфедераций?

Некоторые эксперты, даже такой признанный гуру тренерского цеха, как Олег Романцев, объяснили провалы в игре «трагической случайностью». Однако, подобные «случайности» с этими же командами «случались» и прежде.

На самом же деле, у «необъяснимого» есть адрес. Он указывает на провалы в психологической подготовке команд.

Вот несколько примеров.

На послематчевой конференции в Химках, где пермский «Амкар» потерпел сокрушительное поражение от московского «Динамо», главный тренер «Амкара» Гаджи Гаджиев заявил: «Уровень мастерства, конечно, влияет, но в первую очередь это эмоции, излишнее желание поскорее забить гол. Мы же показываем футболистам, как нельзя играть, учим их, чего нельзя делать ни при каких обстоятельствах. А толку мало» (Цит. по: http://www.sport-express.ru/football/rfpl/reviews/chto-s-amkarom-obyasnyaet-gadzhiev-1291887/).

70-летнего патриарха российского тренерского цеха можно конечно пожалеть. В его распоряжении, после вынужденной из-за финансовых проблем продажи прошлогодних лидеров, находятся сегодня действительно довольно посредственные игроки. Однако налицо и проблема психологической подготовки. Нельзя привить игрокам правильные навыки тактических действий, действуя с позиций отрицательной мотивации. Объясню подробнее. Когда тренер показывает, как «НЕ надо» действовать, на уровне бессознательных процессов психики игроков, частичка «НЕ» отбрасывается и игроки неосознанно формируют установку, что именно так и нужно (!) действовать. Ведь все слова являются знаками, отражающими образы конкретных предметов. Например, если мы произносим слово «арбуз», то наша психика «видит» образ круглого, зеленого, полосатого предмета. Наша психика «слышит» скрип разрезаемой корки арбуза. Наша психика «ощущает» приятный, сладкий вкус сочной мякоти арбуза. А вот образ «НЕ арбуза» отсутствует в психике, поскольку такой предмет как «НЕ арбуз» отсутствует в природе.

Точно также происходит и с оценкой содержания любых слов со стороны нашей психики. Если мы говорим: «Играй вперед», то мозг воспринимает задание и передает его мышцам. А если мы говорим: «Не играй вперед», то мозг отбрасывает частичку «НЕ» и осознает сказанное как приказ: «Играй вперед!». Поэтому, если нам надо правильно донести до мозга наше задание, то следует формулировать его в «одежке» позитивной мотивации. В данном случае надо сказать: «Играй назад!»

Для психолога сказанное – банальность. А вот для многих наших тренеров, видимо, откровение. И здесь дело совсем не в возрасте тренера. В свое время, когда главным тренером московского «Спартака» был молодой Валерий Карпин, мы также часто слышали в его послематчевых комментариях слова о том, что он много раз объяснял, как делать нельзя. Но игроки, «почему-то» постоянно повторяли те же самые ошибки.

А вот Курбан Бекиевич Бердыев показывает, как надо действовать, водя за руку игроков по полю. Это яркий пример позитивной психологии внушения. Здесь задействован комплекс правильных психологических приемов: 1) словесно верная формулировка задания (без частички «не»); 2) наглядно-образная презентация правильного действия (для зрительного образа важны реальные соотношения размеров, потому видеозаписи всегда проигрывают в эффективности восприятия показу на реальной плоскости футбольного поля; 3) кинестетическое (чувственное) подтверждение передаваемого содержания («водит за руку»). Надо ли удивляться тому, что все команды Бердыева отличаются точностью и синхронностью перестроений по ходу типичных ситуаций в матче?

Второй пример проблемы психологической подготовки команды продемонстрировали в предыдущем туре московские армейцы. Этот вариант проблемы я бы назвал ригидностью образа «СПАСИТЕЛЯ». Психологи знают, что существует феномен, называемый «ригидность установки». Этот феномен имеет две стороны медали. С одной стороны, ригидность установки скрепляет элементы комбинации в один стереотип действия. Поэтому в похожих ситуациях, исполнителю не надо тратить время на выбор правильного решения. Он может действовать автоматически. В условиях жесткого противодействия, наблюдаемого в футбольных состязаниях команд, выигрыш во времени порой является решающим фактором победы. Однако есть и другая сторона феномена ригидности. Она заключается в том, что если существенно меняется содержание ситуации, если возникает ситуация не встречавшаяся дотоле, тогда ригидность установки делает ошибочным выработанный шаблон поведения.

Применительно к команде ЦСКА речь идет о том, что неподвижным, «зацементированным» в коллективном сознании, является образ Акинфеева как лидера, способного исправить любые ошибки партнеров по обороне. Ореол образа «спасителя» не поколебали даже вратарские ляпы, допускаемые время от времени Акинфеевым. Ригидность образа «СПАСИТЕЛЯ АКИНФЕЕВА» вселяет уверенность в игроков обороны, а, значит, снимает с них избыточную тревожность и растормаживает процесс оценки динамики игровой ситуации. Однако есть и другая сторона. Она заключается в том, что в случаях форс-мажорного отсутствия «спасателя» моментально рушится сложившийся стереотип раскованных действий команды. Игроки начинают тормозить процесс оценки динамики складывающейся ситуации, и в итоге запаздывают с правильными перестроениями. Поражение ЦСКА от «Рубина» яркое тому подтверждение. Проблема не в том, что молодой вратарь Помазун вынужденно заменивший в воротах Акинфеева, не справился с волнением и пропустил два легких гола, ставших решающими. Проблема в том, что вся команда, выйдя на поле без Акинфеева, не смогла преодолеть стресс и стала замедлять процесс принятия решений. Нарушилась синхронность действий, прежде свойственная армейцам. Это сказалось и на обороне, и, в еще большей степени на нападении. В итоге в обороне даже такой мэтр как Василий Березуцкий допускал просчеты. А атаки с каждой минутой становились все более нервозными, когда каждый атакующий стремился сам забить гол, теряя из виду партнеров.

Третий пример, конечно же, связан с разгромнейшим поражением «Спартака» от «Зенита» в Санкт-Петербурге. Скажу сразу – такое поражение предполагалось еще до матча. Во-первых, сразу же после победы «Спартака» над «Краснодаром» стало ясно, что психологические проблемы опытнейших игроков «Спартака» Дениса Глушакова и Романа Комбарова никуда не делись. О содержании этих проблем я писал в предыдущей статье, повторяться не буду. Более того, эти проблемы усугубились давлением вала СМИ и Интернет-публикаций, возлагавших на этих игроков команды бремя основной ответственности за исход питерского поединка. Попытки взять бремя лидерства на себя, если ты на самом деле к этому не готов, всегда приводят к двум взаимосвязанным результатам: 1) запредельному росту ситуативной тревоги; 2) запредельной концентрации внимания. Первый фактор тормозит процесс осознания меняющегося образа тела. Грубо говоря, нарушается связь между головой и ногами. Поэтому движения становятся неловкими, подкаты – нечистыми, удары неточными. Второй фактор резко суживает кругозор. И игроки перестают замечать перемещения игроков по полю. Рефлектор срабатывает психологическая защита. Она толкает игроков постоянно находиться поблизости с одним из своих подопечных. Но здесь срабатывает уже физиологический (оптический) феномен: чем ближе вы находитесь от объекта, тем меньше деталей вы можете видеть вокруг. Был бы в команде психолог, он, наверняка подсказал бы главному тренеру, что в этих условиях участие в матче Глушакова и Комбарова будет на пользу команде соперника.

Ожидаемым было и сильнейшее давление трибун. В таких условиях нельзя выпускать на поле в первом тайме чрезмерно эмоциональных игроков, наиболее подверженных синдрому эмоционального выгорания. Ярким представителем такого игрока в «Спартаке» является Луис Адриану. Чем дольше на игрока с таким уровнем эмоциональной чувствительности отрицательное давление трибун, тем быстрее его настигнет психоэмоциональный срыв. Ход матча это и подтвердил. Адриану уже через 20 минут игры утратил связь с партнерами и фактически вынудил Промеса действовать в одиночку против трех игроков обороны и двух игроков полузащиты соперников. В конце матча синдром эмоционального выгорания вылился уже в явный психический срыв и Адриану был удален с поля за драку.

До матча было понятно, что дополнительное психологическое напряжение будет вносить вратарь команды Ребров. Конечно, работа с вратарями – дело тонкое. Но лично мне непонятна позиция главного спартаковского тренера Карреры, прочно усадившего на «лавку» вратаря Селихова, проявлявшего в прошлом сезоне чудеса вратарского искусства в другой команде. Если верны слухи о том, что Каррера «заземлил» Селихова в назидание менеджменту команды, то это проявление психологической невоздержанности уже самого тренера. Ведь, во-первых, за плечами молодого Селихова большой опыт спасений при мощнейшем давлении трибун и напористых действиях соперника. Во-вторых, Селихов не раз в прошлом и позапрошлом сезонах демонстрировал отличную распределяемость внимания, читая ход развития атаки и действуя на опережения играя по всей штрафной площадки. Ребров же, при хорошей концентрации внимания всегда отличался низкими показателями распределяемости внимания. Поэтому, хорошо действуя на «ленточке» ворот, он всегда «пожарил» при любых забросах мяча в штрафную площадку.

Что касается многолетней саги о проблемах защиты «Спартака», то приход Джикии, хоть и снизил остроту проблемы, но не решил ее. Комбаров так и не показал способности надежно закрыть левую бровку, а недавно поправивший здоровье Бокетти, не сумел подавить в себе амбиции психологии лидера обороны. Поэтому постоянно пытается солировать там, где реальный лидер Джикия действует первым. Отсюда явное рассогласование центральных позиций и «пожары» в защите.

В отличие от «Спартака» соперник подошел к этой игре психологически гораздо более успешным. Во-первых, в команду влилась большая группа аргентинских игроков, которым чужды какие-то истории соперничества «Спартака» с «Зенитом». В этом смысле они не ощущают повышенной ответственности за исход поединка, чтобы там не писала пресса. Кстати, вряд ли они ее могут читать. Следовательно, они должны были просто демонстрировать свои футбольные умения без избыточной скованности. Во-вторых, в «Зените» после многих лет психологической выключенности из общекомандной игры, вдруг обрел былые качества молодежной активности Александр Кокорин. Каким путем он сделал это пока неведомо. Может быть самостоятельно медитировал, может пользовался услугами индивидуального консультанта, может быть, пережив многие случаи травли в прессе и нападки болельщиков, «сжег» сковывающие его стереотипы психологических защит и принял на вооружение конструктивные реакции приспособления. Но факт остается фактом – сегодня это тот Кокорин, что обратил на себя внимание агрессивной и умной атакующей игрой еще в момент дебютных матчей в составе московского «Динамо».

Резюмируя сказанное, можно сказать, что «Спартак» был обречен на поражение с крупным счетом. Ведь в командных действиях «Спартака» наблюдалась «тревога в кричащих пропорциях», тогда как в командных действиях «Зенита» - спокойная уверенность в правильности действий, поддерживаемая десятками тысяч активных болельщиков.

Решающую роль психологической подготовки можно было бы проиллюстрировать волевой победой «Уфы» над теперь уже бывшим лидером «Ахматом» и выжатой победой «Локомотива» над хабаровским «СКА». Но и сказанного выше достаточно, чтобы еще раз показать: «Проблема введения специалистов по психологической подготовке команд перезрела». Пора уже начать ее решать на всех уровнях. Иначе мы снова будем наблюдать за тем, как тренеры толкуют игрокам про «НЕ арбузы», игроки, по-прежнему, жуют арбузные ломтики.


Научно-исследовательский Институт проблем социального управления

603155, Россия, Нижний Новгород,

ул. Большая Печёрская, д. 49, оф. 5

© 2017 - 2020 Научно-исследовательский Институт проблем социального управления

  • Facebook Social Icon

+7 (831) 230-84-00