УСТАНОВКА, ОСТАНОВКА – ЧУДНЫЙ ФАРТ ИЛИ СНОРОВКА? (невыдуманные истории психологии футбола)


Пятый тур чемпионата страны ознаменовался первой потерей очков обоими лидерами турнира. При этом, и «Зенит» и «Локомотив» играли на выезде. И «Зениту», и «Локомотиву» противостояли авторские команды. Питерцев принимал тархановский «Урал», а железнодорожников – бердыевский «Рубин». Схожим оказался и алгоритм игр. Как в Екатеринбурге, так и в Казани, гости начинали игру с позиции силы, после чего хозяева выравнивали игру в первом тайме и открывали счет. Вторые таймы характеризовались доминированием гостей, однако больше чем на один ответный забитый мяч лидеры чемпионата сподобиться не смогли.

В чем психологическая подоплёка случившегося?

Прежде чем дать ответ на заданный вопрос, необходимо напомнить читателям некоторые базовые положения психологии деятельности. Действия людей регулируются смысловыми, целевыми, операциональными установками, а также психофизиологическими реализаторами этих установок.

(См.: Асмолов А.Г. По ту сторону сознания: методологические проблемы неклассической психологии. М.: «Смысл», 2002. – С. 75-129).

Смысловые установки являются ведущими в иерархии всех установок, регулирующих деятельность. Смысловая установка актуализируется ведущим мотивом деятельности.

Ведущим мотивом футбольной деятельности может быть мотив достижения результата, равно как и мотив избегания неудачи. В первом случае, смысловая установка выражает стремление футболистов «забить на гол больше соперника», тогда как во втором случае – стремление «пропустить на гол меньше соперника». Смысловая установка не может быть изменена по сиюминутному указанию тренера, или капитана команды. Смысловая установка воспитывается в процессе соревнований. Соответственно и изменение смысловой установки осуществляется в процессе перевоспитания. Ярким примером этого в современный период истории отечественного футбола явилось перевоспитание футболистов команды «Урал», осуществленное А.Ф. Тархановым в период 2015-2017 гг. Прежде футболисты этой команды в соревнованиях были мотивированы смысловой установкой деятельности, направленной на избегание неудачи. Александр Федорович Тарханов педагогически грамотно выстраивал систему индивидуальной работы с каждым игроком. Психологическим объектом перевоспитания явилась система личностных мотивов и реализующих их в деятельности смысловых установок. В итоге, игроки почувствовали внутреннюю готовность к играм на равных даже с командами, укомплектованными более искусными в техническом плане игроками. В четвертом туре нынешнего чемпионата страны это прочувствовала на себе команда «Краснодар», спасшаяся от поражения на своем поле лишь за счет ошибки судьи, «придумавшего» пенальти в ворота «Урала» на четвертой добавочной минуте матча. В пятом туре чемпионата даже санкт-петербургский «Зенит», имеющий в распоряжении тренеров два состава футболистов топ-уровня, не сумел сломить сопротивления «Урала». При этом, большую половину первого тайма лидер чемпионата испытывал серьезнейшее давление со стороны «Урала» и совершенно по делу проигрывал в счете. Лишь освежив тремя заменами равноценных по классу, но свежих игроков, «Зенит» смог взвинтить темп и сравнял счет в матче.

Смысловая установка «цементирует» всю деятельность посредством отбора целей, которые соответствуют мотиву деятельности.

Тренер, формулирует цели действия игроков применительно к условиям игровых ситуаций. Когда игрок осознает задачу, т.е. образ предвидимого результата (цель) в конкретных условиях действия, тогда у игрока сформируется целевая установка. Она стабилизирует действие, направленное на достижение цели. Пока действие футболиста не прерывается внешними помехами, целевая установка не проявляет себя. Но как только действие в направлении достижения заданной цели встречает помехи, целевая установка обнаруживает себя либо в стереотипном повторении одного и того же движения, искажающего модель всего действия, либо в стремлении во что бы то ни стало завершить начатое действие.

Примером подобного проявления целевых установок являлось поведение на поле в матче с казанским «Рубином» одного из ведущих игроков московского «Локомотива» Алексея Миранчука. Его действия, направленные на создание для себя голевой позиции в штрафной площади «Рубина» постоянно прерывались успешными блоками защитников казанской команды. Однако вместо изменения целевой установки, Алексей продолжал бесплодные попытки дриблинга в штрафной.

В ходе решения задачи человек опирается на прошлый опыт успешного поведения в подобных ситуациях. Для того, чтобы извлечь из памяти модель успешного поведения, человек обязан сопоставить образ предвосхищаемого условия достижения цели с фактически наступившим условием ситуации разрешения задачи. Если эти образы совпадают, то срабатывает операциональная установка действия, т.е. установка, извлекающая из памяти операцию, посредством которой достигается цель действия. Операциональная установка лежит в основе привычных действий футболистов при реализации стандартов. Наиболее ярко действие операциональных установок демонстрировали в прошедшем туре Владимир Гранат «Рубин» и Соломон Кверквелия «Локомотив», Роман Емельянов «Урал» и Нету «Зенит».

Любые предметные действия реализуются в конечном счете посредством психофизиологических механизмов – реализаторов установки. Полвека назад Карл Леонгард доказал, что любое действие имеет в своем составе три основных компонента: главное движение; побочное движение и выразительное движение (Leonhard K. Der Menschliche Ausdruk in Mimik, Ghestik und Fonik. Berlin, 1978). Главное движение реализует операцию. Например, главным движением при ударе по мячу в момент подачи углового является движение бедра и голени в направлении мяча, сообщающее мячу силу полета. Выразительным движением является движение внутренней или внешней поверхности стопы, придающее мячу специфичное вращение и угол наклона. Наконец, побочным является движение корпуса тела футболиста, придающее устойчивость положению тела в момент нанесения удара. Если слабо выражено главное движение, операция не будет реализована. Если слабо выражено выразительное движение, операция будет выглядеть коряво, угловато. Если не будет выражено побочное движение, футболист на мгновение утратит устойчивое положение тела. Психофизиологические реализаторы установки корректируют все эти движения посредством изменения тонуса соответствующих мышечных групп.

Александр Кокорин из матча в матч демонстрирует оптимальное соотношение главного, выразительного и побочного движений в каждом проводимом действии. Кроме того, он подавляющее большинство действий осуществляет в идеальном соотношении смысловой, целевой и операциональной установок. Именно поэтому соперникам трудно воспрепятствовать действиям Кокорина без нарушения правил. В матче с «Уралом» он увенчал серию очень опасных атакующих действий красивым действием в штрафной площади свердловчан, сравняв счет в матче. Следует заметить, что в составе «Зенита» подобным образом действуют и Дриусси, и Паредес, и Жирков, и Кузяев, тогда как в составе «Урала» подобным уровнем индивидуального мастерства располагает лишь Эрик Бикфалви. Однако за счет грамотных тактических перестроений Александр Тарханов сумел нивелировать изначальное преимущество «Зенита» в технике. Если «Урал» обойдут стороной травмы игроков, то к концу первого круга соревнований команда сможет нарастить уровень мастерства за счет психотехнологической коррекции целевых установок Арояна, Димитрова, Емельянова.

Во встрече «Локомотива» с «Рубином» резали глаз проявления низкого уровня регуляции деятельности со стороны как целевых, так и операциональных установок. У «Локомотива» «ковыряли» поле Баринов, Игнатьев и Тарасов.

У «Рубина» - особенно «отличались» Камболов, Оздоев, Жонатас. Без проведения когнитивно-поведенческой коррекции названные игроки вряд ли сумеют выйти на высокий уровень психологической включенности в командную деятельность.

Пока же очки «Локомотиву» приносят в основном сноровка Фернандеша и Кверквелия, да чудный фарт, тогда как очки «Рубину» достаются за счет очень тонких тактических перестроений Курбана Бердыева и сверх затратной в плане эмоциональной цены игровой активности.


Научно-исследовательский Институт проблем социального управления

603155, Россия, Нижний Новгород,

ул. Большая Печёрская, д. 49, оф. 5

© 2017 - 2020 Научно-исследовательский Институт проблем социального управления

  • Facebook Social Icon

+7 (831) 230-84-00