ОНИ НЕ ПОДХОДЯТ НИКОМУ. КРОМЕ ДРУГ ДРУГА


Мы много дней и месяцев тратили на то, чтобы доказать российским футбольным менеджерам простую истину: «Победу в футбольном марафоне определяет эффективность КОМАНДНОЙ деятельности». При этом, и классическая теория внутригрупповой динамики и практика деятельности победителей футбольных чемпионатов показывают: простое сочетание индивидуально одаренных игроков не создает эффективно действующую КОМАНДУ.

Если представить себе профессиональную футбольную команду в виде геометрической фигуры, то мы сможем увидеть треугольник, в углах которого находятся техника, тактика, физическая готовность, а всё внутреннее пространство треугольника заполняет психология. Именно она обусловливает и прочность соединения углов «треугольника», и направление главного удара при столкновении с другим «треугольником», и изменение конфигурации «треугольника» (прямоугольный, равнобедренный, равносторонний) при принятии ударов соперника.

Однако российские футбольные менеджеры, по-прежнему, считают, что победу в футбольном марафоне (подчеркиваю – в марафоне, а не в отдельном матче) приносит простой набор футбольных «звезд». Чем их, дескать, в команде больше, тем и лучше. А поскольку на профессиональном рынке футбольные звезды стоят немалых денег, то следует вывод: «чем больше команда потратит денег на покупку футболистов, тем быстрее она станет чемпионом».

Что касается психологии футбола, то российские футбольные менеджеры кастрируют ее объёмную сущность до уровня отдельного фактора мотивации индивидуальной деятельности игроков. Развивая такой подход, футбольные менеджеры считают, что уровень мотивации можно изменять посредством стимулов. А лучшим стимулом в наш рыночный век могут являться деньги. И круг замыкается: больше денег – больше звездных игроков – больше премий за игру – победа. То, что это не совсем так, а порой и совсем не так, показывает судьба самого богатого российского футбольного клуба «Зенит».

За последние годы футбольные менеджеры «Зенита» приобретали кратно больше российских и зарубежных футбольных мастеров, чем их российские команды-соперники. В качестве старших тренеров «Зенита» выписывались за солидные суммы известнейшие зарубежные коучи. Команда имеет не только отличный стадион, великолепную спортивную базу, но даже собственный самолет. Как говорится «все для фронта, все для победы». Но собственно футбольные результаты «Зенита» оставляют желать лучшего.

Одни футбольные функционеры видят причины неудач в неудовлетворительной индивидуальной деятельности игроков, другие - в неудовлетворительной деятельности главного тренера Роберто Манчини.

Первые возмущаются тем, что нападающие «Зенита» не попадают в пустые ворота с нескольких метров, губят раз за разом стопроцентные голевые моменты. Вот и после недавнего матча «Зенита» с «Краснодаром» главный тренер «Зенита», возмущаясь после матча, заявлял, что даже мальчики подающие мячи, могли бы забить из тех положений, из которых не забивали профессиональные мастера, такие как Дриусси, Ригони, Ерохин, Заболотный. Но разве названные игроки пришли в клуб из дворового футбола? Разве они не зарекомендовали себя как высоко техничные мастера в других командах? Наконец, разве те же Дриусси, Паредес, Ригони не демонстрировали мощную игру на старте чемпионата страны?

Вторые все чаще говорят о том, что главный тренер не оправдывает надежд. Стали даже раздаваться голоса о том, что, дескать, на поверку Манчини оказался не таким уж и умелым коучем, как о нем думали. Но так ли это? Даже если отбросить в сторону безусловные заслуги итальянца в победах руководимых им ранее английских и итальянских клубов, трудно обвинить его в провальной технико-тактической подготовке «Зенита». Физически команда вполне выдерживает темп матчей чемпионата России. А как можно обвинять тренера в тактических провалах, если команда создает в каждом матче массу возможностей для взятия ворот соперников, причем эти возможности являются плодом отчетливо прочерченных комбинаций?

Так в чем же реальная причина неуспеха, как отдельных игроков, так и всей команды в целом? Причина в психологической структуре деятельности команды. Главный показатель эффективной психологической структуры деятельности футбольной команды – психологическая целость (ПЦ).

ПЦ, в свою очередь, характеризуется тремя составляющими: 1) целостностью, основанной на сходстве членов команды; 2) целостностью, основанной на восприятии взаимодействия членов команды; 3) целостностью основанной на сплоченности членов команды. Эти три компонента взаимосвязаны между собой, но не идентичны друг другу. Игроки сегодняшней атакующей группы «Зенита» далеко не сходны по своим психологическим параметрам. Например, Дриусси демонстрирует пример темпераментного холерика, открытого во внутрь, принимающего решения по инсайтному типу (т.е. на уровне ситуативных озарений). Ригони показывает вариант темпераментного сангвиника, открытого вовне, принимающего решения по типу перебора шаблонов совладающего поведения. Ерохин демонстрирует черты сангвинического темперамента с выраженной доминантой перфекционизма и обстоятельностью мышления. Заболотный показывает примеры холерического действия личности с узко фиксированной направленностью внимания. Примеры можно продолжать, но и этого достаточно для того, чтобы понять причины плохой подстройки под действия друг друга. В результате чего одни игроки не успевают замыкать точным ударом пасы других, а другие отдают пасы не в такт движения первых. В сентябре 2017 года в атаке «Зенита», помимо выше названных игроков, действовали Дзюба и Кокорин. Они выдавали больший процент схожести. Дзюба с Ригони. Кокорин с Дриусси.

По психологической модели восприятия действия Полоз близок к Краневиттеру, Паредес к Ригони и Кокорину. Дзюба к Ерохину. В сентябре все были в строю. Сегодня кого уж нет, а кто далеко. Оставшиеся плохо совмещены между собой. Поэтому участились потери мяча в атаке.

Сплоченность команды сегодня оставляет желать много лучшего. И вина здесь, на мой взгляд, должна быть возложена на менеджеров, ведающих покупкой и продажей игроков. Желание скупить всех, что-либо значащих на российском рынке, привело к тому, что в команде к началу сезона скопилось много игроков с лидерскими задатками, не имеющих перспектив эти задатки реализовать на практике. Ведь известно, что в коллективе, кто-то должен «играть на пианино», а кто-то «носить его». В итоге – рост тревожности, приводящий к психологическому выгоранию игроков. Финальным аккордом психологического выгорания является нарушение автоматизма собственных движений. Отсюда появившаяся «корявость» действий игроков при завершающих ударах, подкатах, остановках мяча. Когда был жив Константин Сарсания, многие из названных негативных факторов купировались посредством его психологических умений и навыков организовывать целенаправленное оптимизирующее воздействие, как на игроков, так и на руководителей клуба. Теперь такого человека в клубе нет, хотя на сайте клуба перечислено целых 22 (!) человека, представляющих тренерский корпус.

Футбольные менеджеры заявляют, что профессиональные игроки обязаны сами заботиться о своем психологическом состоянии. Обязаны не выключаться из психологической структуры деятельности команды, а в идеале самостоятельно добиваться ее улучшения. Так ли это?

Действительно, каждый человек, действуя в социальной среде, претерпевает развитие либо в прогрессивную, либо в регрессивную сторону. Но для того, чтобы развитие личности как субъекта деятельности было прогрессивным, человеку желательно создавать благоприятные условия. Если таких условий не создавать, то человек будет развиваться хаотично и тогда нельзя ждать конкретных результатов развития в конкретно обозначенный период времени.

Для того, чтобы создавать эффективно действующую КОМАНДУ необходимо создать условия для создания полисубъекта. Полисубъектом является целостное динамическое психологическое образование, отражающее феномен единства развития субъектов, находящихся в субъект-субъектных отношениях. Сущность полисубъекта проявляется в способности к творческой активности всех полевых игроков, к осознанию системы межличностных отношений, к образованию общего семантического пространства, в способности к преобразованию окружающего мира и себя.

При первом знакомстве игроков друг с другом и с тренером возникает субъект-отчужденное взаимодействие. Оно выражается в том, что каждый из партнеров ориентируется на собственные представления о действиях.

В процессе тренировок формируется субъект-объектное отношение, где мнение тренера является определяющим для поведения игроков.

Наконец, в процессе доверительного общения формируется субъект-субъектное взаимодействие, где каждый имеет не только возможность на равных выражать и отстаивать свое мнение, но и обязан внимательно выслушивать партнеров, позволяя им спорить и высказывать свое мнение. Но как скоро доверительное общение будет сформировано, если игроки даже не говорят между собой на одном языке?

Критериями сформированности полисубъекта выступают: 1) способности футболистов к рассмотрению себя и команды как целостности; 2) способности футболистов к осознанию системы отношений в команде и клубе; 3) направленность личной деятельности на развитие себя и других. Для этого игроки, как минимум, должны иметь свободу публично высказывать критические замечания в адрес работы клуба. О том была ли такая свобода лучше спросить у Шатова и Дзюбы.

В любой футбольной команде тренер создает условия для предметной сплоченности команды (например, отработки согласованных действий игроков в позиционной атаке, отработки согласованных действий при подаче угловых и т.п.). Для создания условий по психологической сплоченности команды и шире – для ускоренного формирования полисубъекта, у тренера нет ни специальных навыков психодиагностики и психокоррекции, ни специального времени. Поэтому заниматься этим обязан профессионал-психолог.

В старой советской футбольной традиции этим занимались начальники команды. Занимались, конечно, в силу своей интуиции и жизненного опыта, поскольку профессиональных психологов-консультантов тогда вообще не было.

Сегодня начальники команды в клубах отсутствуют, а профессиональные психологи не присутствуют. Управляемое психологическое воздействие оказывают тренеры, ознакомленные в ходе получения тренерских лицензий, с некоторыми методами психологической диагностики и психологической коррекции. Некоторые тренеры углубляют полученные знания посредством самообучения. Некоторые прибегают к тайной помощи психологов-консультантов. Среди больших мастеров психологического воздействия на игроков можно назвать Валерия Георгиевича Газзаева, Александра Федоровича Тарханова, Курбана Бекиевича Бердыева.

К сожалению, следует заметить, что иностранным тренерам, работающим в России и не знающим русского языка, крайне сложно передать желаемый образ психологического воздействия игрокам. Здесь им должен помогать профессиональный психолог.

В сегодняшнем «Зените» создалась психологическая атмосфера, при которой игроки не подходят никому, кроме друг друга. Поэтому мы наблюдаем прогрессирующую деградацию талантливых мастеров. Каким был Полоз в команде Курбана Бердыева и каков он сегодня? Какими были Ерохин, Кузяев и как они выглядят сейчас? Шатов и Дзюба уже отправлены в другие клубы. Пришедшие в команду Паредес, Краневиттер, Ригони и Дриусси, демонстрировавшие на старте «результаты надежды» сегодня являются угольками психологического выгорания.

Можно ли исправить ситуацию?

Да, но для этого необходимо желание футбольного руководства клуба. Пока же такого желания не наблюдается. Говорю это со всей прямотой и ответственностью, поскольку лично отправлял президенту «Зенита» господину Фурсенко электронные письма с описанием психологических проблем команды и предложением специальной программы для устранения этих проблем. Увы, господин Фурсенко продемонстрировал либо неспособность управлять подчиненными структурами клуба (это в том случае, если он не получал от офисной службы клуба эти письма), либо невежество в выстраивании коммуникации (если не удосужился ответить, хотя бы простой отпиской на любое из этих писем). Можно, конечно, подумать и самое плохое: господин президент клуба умышленно игнорирует возможности быстрой оптимизации положения в команде, потому что ему лично выгодно массово менять игроков и тренеров. Но я стараюсь исключить это кощунственное предположение из арсенала возможных причин деструктивного поведения президента «Зенита».

А пока остается лишь надеяться на то, что каждое начало имеет свой конец. Очень хотелось бы, чтобы этот конец для «Зенита» не стал трагическим. Команде осталось сыграть в текущем чемпионате страны всего 6 матчей. Три из них «Зенит» обязан выиграть даже в сегодняшнем разобранном состоянии (домашние матчи с «Анжи», «Динамо», хабаровским «СКА»). Для победы в трех остальных (гостевых с «Арсеналом» и «Локомотивом», домашнем с «ЦСКА») «Зенит» должен оптимизировать психологическую включенность в деятельность. Временную оптимизацию можно осуществить посредством современных экспресс-методов за несколько дней. На это придется потратить 45-50 тысяч евро. Деньги для команды невеликие. После завоевания места в грядущем турнире «Лиги Чемпионов» они вернутся сторицей. А возврат любви и уважения болельщиков просто бесценны.


Научно-исследовательский Институт проблем социального управления

603155, Россия, Нижний Новгород,

ул. Большая Печёрская, д. 49, оф. 5

© 2017 - 2020 Научно-исследовательский Институт проблем социального управления

  • Facebook Social Icon

+7 (831) 230-84-00