ОЖИДАЕМЫЕ «НЕОЖИДАННОСТИ» ГУБЕРНАТОРСКИХ ИЗБИРАТЕЛЬНЫХ КАМПАНИЙ: ПРОГНОЗ, РЕАЛИИ, ТАКТИКИ УПРАВЛЕНИЯ

Аннотация. Представлен сравнительный анализ конкурентного и доминантного типов избирательных кампаний на модели прошедших выборов губернаторов Владимирской и Нижегородской областей. Показаны возможности и преимущества метода проективного социологического исследования электоральной активности над традиционным методом прямого социологического опроса при прогнозировании поведения избирателей и выборе адекватной тактики управления избирательной кампанией. Обоснованы требования к тактическим приемам, позволяющим кандидату одержать победу на конкурентных выборах.

Ключевые слова: тип избирательной кампании, уровень включенности, вектор личного времени, проективное социологическое исследование, хронотоп, тактика избирательной кампании.

Развитие политического управления современным российским обществом обнажило столкновение двух противоречивых тенденций. С одной стороны, в условиях нарастающего дефицита ресурсов экономического стимулирования уровня жизни граждан, обостряется проблема власти любого уровня завоевывать доверие населения для успешного выполнения функции управления обществом. С другой стороны, наблюдается стремление политического и административного класса предельно сузить круг акторов легитимации власти, сделав его уделом бюрократии и подконтрольных средств массовой информации, что приводит к апатии значительной части населения. Столкновение этих двух тенденций порождает ситуации, в которых относительно небольшая по объему, но политически активная, часть населения способна одерживать победы на выборах, продвигая во властные структуры собственных лидеров.

Усилия элиты по легитимации собственных политических лидеров при разных региональных ресурсных возможностях породили дифференциацию типов избирательных кампаний. Выделились избирательные кампании доминантного типа и кампании конкурентного типа.

Избирательные кампании доминантного типа базируются на выраженном преимуществе кандидата власти в административном, финансовом, информационном ресурсах, а также ресурсе времени. Стержневым положением технологии кампании доминантного типа является положение об имидже кандидата. Основными задачами избирательной кампании являются: выбор оптимальной номинации имиджа кандидата, презентация и самопрезентация имиджа, дискредитация имиджа основного соперника, общая мобилизация избирателей. Успешное выполнение этих задач предусматривает строгое соблюдение этапности формирования в общественном сознании образа идеального кандидата, тождественного имиджу кандидата власти (перцептивный образ - аналитический образ - целостный образ) [9, с. 79-80].

Избирательные кампании конкурентного типа базируются на положении о селективной явке избирателей на выборы в день голосования. Под селективной понимается явка сторонников конкретного кандидата на выборную должность. Основной задачей кампании конкурентного типа является достижение превышения селективной явки продвигаемого кандидата над селективной явкой ближайшего соперника. Успешное решение этой задачи предполагает необходимость оптимального стимулирующего воздействия на пространственно-временную (хронотопную) структуру избирателя, определяющую его активность.

Таким образом, главное отличие избирательных технологий кампаний доминантного типа, от технологий избирательных кампаний конкурентного типа заключается в том, что первые опираются на имиджевые характеристики продвигаемого кандидата, представляемые массовому сознанию, тогда как вторые – на характеристики самих избирателей, скрытые от массового сознания.

Непонимание коренных различий типов избирательных кампаний и технологий, обеспечивающих победы кандидатов в этих кампаниях, приводит к тому, что поражения кандидатов власти на конкурентных выборах становятся неожиданными сюрпризами, как для элиты, так и для широких народных масс. Устранить это непонимание призвана наша статья.

Для большей наглядности мы использовали данные невключенного наблюдения за процессом избирательных кампаний по выборам губернаторов, проходивших 9 сентября 2018 года во Владимирской и Нижегородской областях.

Избирательная кампания по выборам губернатора Владимирской области явилась типичным примером кампании конкурентного типа, тогда как кампания по выборам губернатора Нижегородской области является примером кампании доминантного типа.

Социологические исследования, проведенные сотрудниками Института проблем социального управления, не были заказаны кем-либо из кандидатов, участвовавших в выборах. Они являлись инициативой сотрудников самого Института, осуществлялись на собственные средства сотрудников и использовались в научных целях.

В настоящей статье мы используем результаты социологических исследований, проведенных 7 августа 2018 года (за месяц до дня голосования). К этому сроку были официально зарегистрированы все кандидаты на посты губернаторов, участвующие в избирательных кампаниях.

В таблицах 1-2 представлены оценки намерений избирателей Владимирской и Нижегородской областей, касающиеся участия в голосовании на выборах губернатора. Исследование проводилось методом стандартизированного интервью «face to face». Респондентам предлагалось ответить на вопрос: «Примите ли Вы участие в голосовании на выборах губернатора 9 сентября 2018 года?».

Таблица 1. Характеристика намерений поведения потенциальных избирателей на выборах губернатора Владимирской области по данным социологического опроса 7 августа 2018 года. Выборка территориальная, маршрутная. N = 1187. Погрешность выборки при двойном стандартном отклонении ± 2,7%.

Таблица 2. Характеристика намерений поведения потенциальных избирателей на выборах губернатора Нижегородской области по данным социологического опроса 7 августа 2018 года. Выборка территориальная, маршрутная. N = 1203. Погрешность выборки при двойном стандартном отклонении ± 2,7%.

Понятно, что полученные результаты не могли давать точного прогноза поведения избирателей в день голосования. Во-первых, потому, что активная фаза агитационной кампании в СМИ еще не началась, и многие респонденты не знали кандидатов, а некоторые даже впервые услышали о предстоящих выборах. Во-вторых, потому, что сама формализованная структура интервью не подразумевала получения однозначного ответа (будет или нет участвовать респондент в голосовании на выборах). Потребность в проведении данного опроса была вызвана тем, что он совмещался с проективным социологическим исследованием электоральной активности и служил отправной точкой для определения уровня включенности избирателей в процесс голосования на выборах.

Определение уровня включенности избирателей проводилось согласно алгоритму, разработанному нами ранее. Последний позволял определять уровень включенности избирателей, не сумевших дать четкий ответ на вопрос о том, будут или нет, они участвовать в голосовании.

Таблица 3. Характеристика классов "намерение"/"поведение" респондентов.

Таблица 3 заимствована из материалов, проведенного нами в 2013 году исследования, проверявшего валидность предложенного нами метода проективного социологического исследования установки электоральной активности [6, с.72]. Из таблицы 3 ясно, что респонденты, выказавшие в ответе на прямой вопрос интервьюера намерение участвовать в голосовании, могут либо подтвердить это намерение реальным поведением на выборах, либо опровергнуть его неучастием в голосовании. В первом случае речь идет о наличии у респондента высоко активного уровня включенности в избирательный процесс, тогда как во втором случае наблюдается ситуативно пассивный уровень включенности. Аналогичным образом, каждое из намерений респондента, высказанное в ответ на вопрос об участии в предстоящем голосовании на выборах, может на практике иметь диадный вариант поведения (участие – неучастие). Каждому из таких сочетаний намерения с реальным последующим поведением в таблице 3 наличествует свой уровень включенности. Особо следует отметить такие варианты ответов, как: «Скорее всего, буду голосовать», «Скорее всего, не буду голосовать», «Пока не решил». Все эти варианты означают неясность в выборе респондентом варианта поведения на выборах. Поэтому в таблице 3 они обобщены под единым названием «Не определено».

Читатель, конечно же, спросит: «Как определить уровень включенности избирателя до дня голосования?»

Ответ на этот вопрос дает разработанный нами метод проективного социологического исследования электоральной активности [7]. Анализ проективного задания (рисунка дерева), выполненного респондентом, позволяет выявить пространственно-временные динамические компоненты (хронотоп), лежащие в основе включенности избирателя в избирательный процесс. Согласно многочисленным работам психологов [1;2;3;4;5;10;13 и др.], в основе хронотопа человека как индивида, личности и субъекта деятельности лежит сочетание типов темперамента, характера и мотивации.

Рис. 1

На рисунке 1 направленность основных динамических особенностей темперамента и характера представлена ортогональным соотношением реактивности (R) и активности (А). С увеличением реактивности уменьшается зависимость поведения человека от управляющего воздействия внешней среды (возрастает интернальность). С увеличением активности возрастает стремление субъекта к преобразованию внешней среды (рост мотивации достижения). Результат ортогонального сочетания векторов R и А, позволяет разделить хронотопное пространство на четыре квадранта, каждый из которых отличается своим выражением мотивационной стратегии поведения. Теоретическое обоснование этих мотивационных стратегий было сделано В.А. Якуниным [16, с.68-69]. Им были выделены: интернально-субъектная, интернально-объектная, экстернально-субъектная и экстернально-объектная мотивационные стратегии. Подробное описание феноменологических проявлений этих стратегий читатель может найти в монографии О.П. Елисеева [5, с. 124-134]. Наш анализ проективного теста рисунка дерева позволяет выявить, помимо прочего, вектор направленности личного времени респондента: «из прошлого в настоящее», «из настоящего в будущее», «из будущего в настоящее», «из настоящего в прошлое» и, таким образом, завершить описание хронотопа респондента [ 7, с. 33-34].

Опираясь на результаты проективного социологического исследования, мы можем дать точный прогноз поведения избирателей на выборах, независимо от типа избирательной кампании.

Так, в таблицах 3а-3b рассчитан прогноз явки на выборы губернаторов Владимирской и Нижегородской областей.

Таблица 3b

Этот прогноз на 98% совпал с показателями реальной явки избирателей на выборы губернаторов указанных областей 9 сентября 2018 года.

В таблицах 4-5 представлен прогноз голосования избирателей за кандидатов на выборах губернаторов Владимирской и Нижегородской областей, сделанный 7 августа 2018 года по результатам проективных социологических исследований.

Таблица 4.

Таблица 5.

Сравнение результатов проективного исследования с итогами голосования 9 сентября 2018 года представлено

в таблицах 6-7.

Таблица 6.

Таблица 7.

Как видим, результаты прогноза подтвердились итоговыми показателями на выборах. Однако этими достижениями не исчерпывался «портфель» проективных исследований. Оказалось, что, по этому же проективному социологическому исследованию, можно достоверно прогнозировать итог второго тура на выборах губернатора Владимирской области (смотри данные таблицы 8).

Таблица 8.

Переток голосов избирателей во втором туре выборов был обусловлен, преимущественно, объективными причинами (близостью или полной идентичностью хронотопов сторонников кандидатов-доноров и кандидата-реципиента). Это обстоятельство свидетельствует в пользу закономерности поражения действовавшего на момент выборов губернатора Владимирской области.

Читатель может спросить: «А могла бы все-таки губернатор Владимирской области одержать победу на выборах, при иных тактических приемах ведения избирательной кампании?» Ответ можно получить при внимательном просмотре данных таблицы 8. Победу на выборах экс-губернатор Владимирской области могла бы получить в случае использования тактических приемов, изменяющих уровень включенности конкретных групп избирателей параллельно с изменением вектора направленности личного времени. Такими приемами являются, например, символьное маркирование электоральных установок и фонолингвистическое маркирование последних [8; 14; 15]. Команда же экс-губернатора Владимирской области использовала тактические приемы, свойственные имиджевым кампаниям доминантного типа. Эти приемы подробно описаны в научной литературе [11, с.44-64; 12], однако они эффективны преимущественно в кампаниях доминантного типа.

Литература:

1.Абульханова-Славская К.А. Время личности и время жизни.- СПб.: Алетейя, 2001. – 299 с.

2.Божович Л.И. Проблемы формирования личности. – М., Воронеж: Институт практической психологии, 1995. – 348 с.

3.Вяткин Б.А. Лекции по интегральной индивидуальности человека. – Пермь, 2000. – 177 с.

4.Голубева Э.А. Способности и индивидуальность. – М.: Прометей, 1993. – 306 с.

5.Елисеев О.П. Конструктивная типология и психодиагностика личности. – Псков: Изд-во Псковского областного института усовершенствования учителей, 1994. – 280 с.

6.Жмыриков А.Н. Проективный метод социологического исследования электоральных установок // Социогуманитарный контекст избирательных кампаний: Материалы Первого международного симпозиума, Нижний Новгород 14-15 июня 2013 г. – М.: Институт социологии РАН, 2013. С.64-74.

7.Жмыриков А.Н., Лубяной М.С. Метод проективного социологического исследования электоральной активности. – Нижний Новгород, 2017. – 156 с.

8.Жуков Ю.К., Жмыриков А.Н. Методика фонолингвистического маркирования электоральных установок // Социогуманитарный контекст избирательных кампаний: Материалы Первого международного симпозиума, Нижний Новгород 14-15 июня 2013 г. – М.: Институт социологии РАН, 2013. С. 86-98.

9.Иванов С.В., Иванова А.С. Психологическая модель электорального поведения// Социальные, социально-психологические и психолого-политические проблемы электоральной активности: Материалы Первого Всероссийского симпозиума «Актуальные проблемы социально-психологического консультирования избирательных кампаний». – Нижний Новгород: Изд-во Нижегородского гос. ун-та им. Н.И. Лобачевского, 2002. – С. 73-83.

10.Ильин Е.П. Психология индивидуальных различий. – СПб.: Питер, 2004. – 701 с.

11.Лубяной М.С. Технологии агитационной работы в условиях избирательной кампании короткого периода // Социогуманитарный контекст избирательных кампаний: Материалы Первого международного симпозиума, Нижний Новгород 14-15 июня 2013 г. – М.: Институт социологии РАН, 2013. С. 44-64.

12.Малкин Е., Сушков Е. Основы избирательных технологий. – 2-е изд., расширенное и дополненное. – М.: SPSL – «Русская панорама», 2000. – 384 с.

13.Мерлин В.С. Личность как предмет психологического исследования. – Пермь: ПГПИ, 1988. – 79 с.

14.Омельченко М.П., Жмыриков А.Н. Нетрадиционные технологии достижения электоральных побед // Социогуманитарный контекст избирательных кампаний: Материалы Первого международного симпозиума, Нижний Новгород 14-15 июня 2013 г. – М.: Институт социологии РАН, 2013. С. 162-169.

15.Романов А.А., Черепанова И.Ю. Языковая суггестия в предвыборной коммуникации. – Тверь: Изд-во ГЕРС, 1998. – 157 с.

16.Якунин В.А. Обучение как процесс управления. – Л.: Изд-во ЛГУ, 1988.


Научно-исследовательский Институт проблем социального управления

603155, Россия, Нижний Новгород,

ул. Большая Печёрская, д. 49, оф. 5

© 2017 - 2020 Научно-исследовательский Институт проблем социального управления

  • Facebook Social Icon

+7 (831) 230-84-00